Нельзя быть экзистенциалистом и одновременно полностью чьим-то учеником
Джеймс Бюджентал
 
 

+ "Травма и психологическая помощь. Сарджвеладзе Н. и др. Первое издание 2005.- 180 с."

Книга в доступной форме раскрывает основные психологические причины и механизмы психической травмы и способы помощи травмированным лицам. В книге обобщен богатый опыт авторов по психологической помощи беженцам и жертвам социальных и этнических конфликтов.
Адресуется психологам, представителям других помогающих профессий и широкой аудитории.

Введение

О травматическом стрессе написано много научных трудов. Однако в данной книге ссылок на источники нет. Мы намеренно воздержались от этого, во-первых, потому, что это — не научное исследование, хотя каждая мысль в нем научно обоснована. В руководстве изложен опыт, накопленный авторами в течение многих лет работы. Во-вторых, большая часть литературы издана на иностранных языках. И, наконец, ссылки на источники осложняют восприятие текста. Нам хотелось, чтобы предлагаемое руководство было максимально доступно не только специалистам. Наша цель в том, чтобы книга принесла читателям практическую пользу, поэтому материал представлен и освещен так, как этого требует практическая деятельность работников помощи.

К числу работников помощи относятся вовлеченные в программы психосоциальной реабилитации психологи, врачи, социальные работники — это профессионалы. Но существуют также и работники помощи — парапрофессионалы и непрофессионалы, такие как спасатели, медсестры, педагоги, представители духовенства, различных административных и силовых государственных структур, которым непосредственно приходится контактировать с пострадавшим населением. Обе категории работников мы решили объединить под названием «хелпер» (от англ. help — помощь). Какой бы тяжелой ни была травма, мы не будем употреблять

термины «симптом», «синдром», «нарушение», «расстройство» и «болезнь». В большинстве случаев люди, которым помогают хелперы, здоровы. Травматический стресс — это нормальная реакция на ненормальные события. По мнению авторов, в процессе оказания помощи травмированным людям совершенно недопустима мысль, и даже подсознательная установка, что мы имеем дело с патологией. Попавший в беду, травмированный человек и сам сомневается, здоров ли он, поэтому первоочередная задача хелперов — убедить его в собственной полноценности. Существует и другая крайность: все переживания и эмоции, характерные для травмы, приписать только социальным факторам: «Естественно, у него будет депрессия после всего, что с ним случилось — остался без дома, одинок, без работы, умирает с голоду». Подобный подход также мешает проникнуть в мир травмированного человека. Более того, это может привести к профессиональной беспомощности и пессимизму тех, кто призван оказывать помощь.

Эта проблема весьма актуальна в Грузии, где этнополитические конфликты (1991—1993) породили более 280 000 вынужденно перемещенных лиц (ВПЛ) по всей территории республики. Многие из них живут общинами в многонаселенных центрах компактного проживания, часто без элементарных удобств. Остальные размещены в частном секторе городов и сел — у родственников или друзей. Тяжелая социально-экономическая ситуация, в свою очередь, усиливает психологическую травму, пережитую в связи с изгнанием.

Несмотря на годы, прошедшие после вынужденного переселения из родных мест, многие до сих пор не оправились от тяжелых материальных и человеческих потерь. Объем гуманитарной помощи, как со стороны государства, так и международных организаций резко уменьшился за последние годы. В мае 1998 года более 40 000 человек стали жертвами повторного изгнания и заново пережили потерю близких, насилие и унижение.

Им пришлось также пережить разрушения и плен, многие из них в той или иной степени страдают от посттравматических стрессовых расстройств. Потеря близких и друзей, изгнание и конфронтация с новым физическим и социально-культурным окружением вызывают у этих людей страх утраты идентичности; этому особенно подвержены беженцы, рассеянные в городской среде. В противоположность этому беженцы, проживающие в специальных центрах, сталкиваются с другой проблемой — проблемой изоляции, постоянно испытывая чувства отчужденности и враждебности к местному населению. Сострадание, проявлявшееся местным населением в первое время, постепенно угасает. Начинает возникать социальная напряженность. Все это осложняет интеграцию перемещенного населения в общество.

Основную часть перемещенного населения в Грузии составляют дети, молодежь, женщины и старики. Многие деятельные, молодые и средних лет, мужчины погибли во время вооруженного конфликта, другие в поисках заработка уехали из страны — в основном в Россию. Поэтому большинство перемещенных семей — неполные, что в свою очередь осложняет их жизнь.

В особенно трудном положении молодежь, так как она «унаследовала» от старших виктимность и нетерпимость, отчужденность и недоверие. Возможность «передачи» травмы из поколения в поколение вполне реальна, если вовремя не оказать психосоциальную помощь и тем и другим.

Программы психосоциальной реабилитации в основном направлены на коллективные центры. Помощь ВПЛ, расселенным в частном секторе, сопряжена с рядом проблем: отсутствие реабилитационных организаций, низкая мотивированность ВПЛ для участия в программах, трудности распространения информации среди людей, размещенных разрозненно в городах. В результате психосоциальная помощь достигает ограниченного числа ВПЛ. Опыт, на котором основывается данная книга, отражает действие психосоциальных программ в коллективных центрах.

Другие книги серии:

  Всего книг в серии:12

ДРУГИЕ КНИГИ СЕРИИ

ВСЕ СЕРИИ