Если человек хочет прийти к себе, его путь идет через мир.
Виктор Франкл
 
 

+ "Рекурсивное и дискурсивное в структуре смыслообразования. Под ред. В.А. Сакутина, Первое издание 2004, 208 с."

Сборник философских трудов относится к области метафизики дискурса. Предметом внимания авторского коллектива являются границы возможностей дискурсивной аналитики, мыслимые средствами феноменологической процедуры. Представленные способы деструкции и деконструкции различных дискурсивных практик отсылают не просто к различным вариантам расчленения смыслового континуума, но к инвариантным фигурам его воспроизводства в горизонте бесконечности. Обосновываемая идея рекурсивной грамматики позволяет мыслить всякую дискурсивную практику в сопряжении горизонтов ее трансцендентальных условий и эмпирических репрезентаций, континуума смысла и дискретности значений.

Книга ориентирована на философски подготовленного читателя.


ПРЕДИСЛОВИЕ

Нынешнее поле философской проблематики подвержено постоянным изменениям едва ли не тектонического характера. С последней четверти ХХ столетия заговорили о конце философии, что было связано с интенсивным вторжением в область ее размышлений достаточно точных гуманитарных методов (структурный анализ, психоанализ, методы семиотики, лингвистики и проч.). Скорее всего, сошлись на том, что не «конец», а «трансформация». Но даже в трансформированном виде философия предстала как некая дискурсивная практика, наряду с научно-позитивистской, религиозно-мистической и литературно-художественной. На месте философии возник «философский дискурс», на месте научного познания – «научный дискурс», вместо поэзии – «поэтический». Дискурсивный анализ радикально смещает внимание с содержания и того, о чем идет речь на средство выражения, на язык и на саму речь. В итоге действительно происходит утрата классической философской проблематики, которая всегда стоит «по ту сторону» способа выражения. Ситуация не может не беспокоить философа, который поставлен перед выбором: либо объявить всю великую интеллектуальную европейскую традицию плодом изначального метафизического заблуждения (как стали считать многие неопозитивисты), либо подложить в качестве основания под эту традицию сам дискурс, полагая язык (дискурс) некоторой онтологической первоосновой. (Два замечательных варианта такой попытки мы имеем в образе онтологической герменевтики М. Хайдеггера и деконструкции Ж. Деррида). Но корни слишком глубоки. Европейская культура метафизична и трансцендентальна в своей основе, она не может (и каждый раз заново) не поднимать вопросы об истине, добре, красоте как стоящих по ту сторону эмпирической действительности. Не может именно по антиномичным условиям своего собственного эмпирического опыта, который базируется на ряде противопоставлений: сущего и должного, идеала и реальности, теории и факта, закона и фактического правопорядка. Покушаясь на метафизику, философия разрушает не только свои собственные основания, но и основания всей европейской культуры. Так или иначе осознавая это, философ ищет выход. В данном случае этот выход состоит в том, чтобы показать, что дискурсивный анализ имеет свои границы, положенные его собственной оппозицией – рекурсивным анализом. Уравновешивая претензии друг друга, они позволяют восстановить в своих правах всю ту же классическую проблематику в ее метафизическом статусе. Рекурсивный взгляд на текст выявляет в нем изначальные неразрешимости, которые и выводят мысль в сферу метафизики.

Мы все (авторы этого сборника) прошли увлечение дискурсивной точкой зрения на природу философского размышления и, дойдя до некоторого предела, хотели бы диалектически «снять» прежнюю позицию. Это означает поиск ближайшей позиции вненаходимости. Таковой, естественно, становится идея рекурсивных основ мышления. В этой точке обнаруживается, что смысл философии не только не исчерпывается ее пониманием как дискурсивной практики («сознанием вслух», «речевым предприятием» и проч.), т.е. некоторым способом расчленения (различения) смыслового континуума, но в гораздо большей степени представляет собой кружение вокруг некоторых смысловых зон и повторение одних и тех же фигур. Это обстоятельство обнаружилось собственно как эпифеномен применения методов деструкции и деконструкции, а в постмодернистской литературе как утрата доверия к словам (у Ж. Батая, например). Странного в этом ничего нет: язык (дискурс) просто не вынес возложенной на него тяжести надежд. Крайности дискурсивного анализа породили крайности итерации смысла.

Хотелось бы пройтись по всему фронту тех следов, которые оставил дискурсивный анализ в философии и во всей гуманитарной проблематике. Но понимаем недостаточность своих сил и даже способностей. Поэтому предлагаем рассматривать представленные работы как некое введение в обозначенную проблему и приглашение к философскому спору. Это приглашение очерчивает адресат статей сборника. Они адресованы тем, кто профессионально занят трансляцией вечных идей. Более широкой публике наши заботы будут мало близки и понятны.

Другие книги серии:

  Всего книг в серии:9

ДРУГИЕ КНИГИ СЕРИИ

ВСЕ СЕРИИ