Для каждого нового клиента я создаю новую психотерапию.
Ирвин Ялом
 
 

+ "Культурология: фундаментальные основания прикладных исследований / Под ред. И.М. Быховской. Первое издание 2010. 640 с."

Коллективная монография посвящена анализу одной из составных частей культурологического знания - прикладной культурологии. В работе рассматриваются вопросы статуса, содержания, функций прикладной культурологии; характер сопряжения фундаментально-теоретического культурологического знания и прикладного вектора его развития и использования; возможности прикладной культурологии в контексте решения реальных социокультурных проблем. Издание включает анализ теоретических оснований прикладных культурологических исследований в различных предметных областях, применительно к отдельным видам современных социокультурных практик.


ОТ РЕДАКТОРА

Линию судьбы науки культурологии, относительно недавно получившей свое узаконенное место среди других социально-гуманитарных дисциплин, можно отнести, скорее, к разряду «ломаных», чем «прямых». На этой линии отчетливо читаются, как минимум, три разных (по содержанию и формам репрезентации) периода. Сначала — длительный этап предыстории, когда собственно термин «культурология» отсутствовал, а формирование знания, культурологического по сути, происходило в лоне родственных наук и имело соответствующее этим дисциплинам «титульное» обозначение. Затем период «кристаллизации» культурологии как самостоятельного направления, «отстраивание», говоря современным языком, от «конкурентов», сопровождавшееся борьбой за право на полноформатное существование, за статус, не отличающийся от того, каким обладают смежные, но уже устоявшиеся, привычные, общепризнанные социальные и гуманитарные дисциплины (замечу, что всплески дискуссий о таком праве возникают то и дело и сегодня). Наконец, это период вполне легитимного развития культурологии как научной и учебной дисциплины; этап, когда обозначение себя как «культуролога», а проведенного тобою исследования как «культурологического» воспринимается не как эпатаж, а просто как обозначение принадлежности к одному из нормативно узаконенных научно-дисциплинарных сегментов. Сегодня эти понятия, можно даже сказать, вошли в моду и весьма широко используются не только в контексте собственно научного пространства, но и в масс-медиа, в рамках многих других социокультурных практик.
Для каждого из названных этапов характерны особые акценты, доминирование тех или иных проблемных блоков, которые, становясь эпицентром исследовательского интереса, определяли векторы продвижения отечественного культурологического познания. Одной из важнейших задач, которую необходимо было решать, наряду со многими иными, было проведение работы по выявлению, «переформатированию» и актуализации культурологически значимого материала, содержащегося в отечественном и зарубежном социально-гуманитарном наследии (философии культуры, культурной антропологии, теоретическом искусствознании, историко-культурных исследованиях и др.). Опираясь на традиции, сложившиеся в широком комплексе наук о культуре, обращаясь к огромному массиву уже накопленного фактологического знания, исследователи, отбирая и профилируя релевантный материал, постепенно структурировали, концептуально и методологически выстраивали культурологический сегмент научного анализа.
Одновременно, естественно, оттачивался и собственный инструментарий, расширялся спектр собственных — теоретических и историко-культурологических — разработок. Деятельность по актуализации огромного массива накопленного знания о культуре, его перепрофилирования на основе использования иной, собственно культурологической «оптики» создавала условия для выявления новых, культурологически значимых закономерностей, построения новых типологических рядов, систем интерпретаций, для вычленения и детального анализа отдельных культурных феноменов и процессов в соотнесении с более широким социокультурным контекстом и т.д.
Наряду с описанной выше траекторией развития культурологического знания, важнейшим вектором движения становящейся науки, ее «точками роста» стало проведение весьма масштабных (по охвату проблем и территорий) и интенсивных (по частоте осуществления) прикладных, практически ориентированных исследований, связанных преимущественно с вопросами региональной культурной политики, а также с проблемами социально-культурной деятельности. Это была своего рода «разведка боем», пополнение и шлифовка арсенала культурологического познания путем непосредственного включения в поиск ответов на актуальные «здесь и сейчас» проблемы, связанные с социокультурным развитием регионов, с поиском новых форм организации различных видов социокультурных практик для все более стратифицированного населения и т.д. Реальная востребованность знания о культурных факторах и культурном потенциале социальных трансформаций, постоянное расширение социального запроса на практически полезные, «годные к употреблению» аналитические материалы и разработки, основанные на знании о закономерностях и механизмах регулирования социокультурных процессов, о культурных основаниях конкретных видов социальной практики и т.п. — все это стало мощным катализатором становления отечественной культурологии, а также полем для непосредственной апробации ее возможностей и ограничений.
Два обозначенных выше вектора развития культурологического знания имели своим результатом формирование относительно самостоятельных его подразделов: концептуально-теоретической культурологии, исторической культурологии, блока прикладных исследований данного профиля. Степень сопряженности этих составляющих является предметом специального анализа, но можно достаточно обоснованно говорить о том, что одним из слабых звеньев в этой цепи является сопряжение фундаментально-теоретического и прикладного блоков культурологического знания. Обеспечение реальной сцепки между ними — это не только важный показатель степени консолидированности, продвинутости культурологии как особой научной и образовательной дисциплины; это еще и необходимое условие для достижения действительно обоснованных результатов прикладных исследований, их эффективности, с одной стороны, и минимизации схоластичности, декларативной абстрактности теоретико-культурологического знания, с другой.
К сожалению, сегодня мы имеем ситуацию расширяющегося спектра прикладных исследований, интенсификации социального заказа на их проведение при весьма ограниченной проработке их теоретико-методологической базы. Это, несомненно, ограничивает эффективность прикладной культурологии как важнейшего инструмента социального познания и социального действия. Осознание данной проблемы как высоко актуальной, требующей своего обсуждения и стало главным стимулом для подготовки данной коллективной монографии.
Издание включает в себя раздел, посвященный статусу прикладного знания в культурологии, особенностям этого сегмента познания. Важной составной частью работы стало рассмотрение значимых для прикладного культурологического анализа теоретико-методологических подходов к изучению культуры, несмотря на тот факт, что многие из них изначально укоренены в смежных научно-дисциплинарных областях (культурной антропологии, психологии, этнологии, семиотике и др.). Исходя из представленного в разделе I понимания особенностей культурологического исследования, особое внимание в работе уделено культурным основаниям и смыслам различных видов социальных практик, их анализу в концептуально и практически ориентированных ракурсах. Осуществление такого рода рефлексии является необходимым условием для развития прикладной культурологии как составной части научного знания. Хотя ее специфика и определяется ориентированностью на решение практически значимых проблем, однако без адекватной исходной теоретической модели соответствующего вида социальной деятельности, подлежащей изучению, вряд ли можно рассчитывать на научно значимый и социально эффективный результат. «Нет ничего практичнее хорошей теории», — сказал несколько веков назад выдающийся математик, и есть ли основания спорить?
Авторы надеются, что представленные в коллективной монографии результаты исследований, предложенные модели и разработки будут востребованы не только специалистами-культурологами, но и практиками в самых разных областях (управленческой, коммуникативной, образовательной и др.). Теми, кто в нашем, все более технически и технологически продвинутом обществе, стремится к видению своей профессиональной деятельности как деятельности культурообусловленной и культуросообразной.
И.М. Быховская

Другие книги серии:

  Всего книг в серии:9

ДРУГИЕ КНИГИ СЕРИИ

ВСЕ СЕРИИ